«Лепестки» (лирика), 2001

«Лепестки» (лирика), 2001

Коль взор твой обращен
К порханьям легким, божественным,
Небесных муз, лирических – Любви.
Хранящих тайну тайн…
Лишь Посвященным,
Дается ключ, как Дар – его бери.

Тебе, невольник бытия Земного,
Услышится Благая Весть…
Взыграют арфы, скрипки, слово. –
Откроет Путь и даст нам днесь.

Хорами ангелов прозрачных
Наполнится наш временный приют,
И светлячки-посланники – на счастье
Из грусти «Неопознанной» взойдут.

1997

***

Есть светоносный стих, и слог его небесный
Кристально чист, Природой завершен.
И ты в нём есть, мой Человек Чудесный,
Крылатый Дух воздушных «Лепестков».

1996

***

Лепестки, лепестки, лепестки
Из созвездий незримых, неясных,
Далеки, так легки мотыльки,
Нереальных иллюзий атласы…

Отвлеки, уведи, раздели –
Эту память у кромки обрыва.
Не щади, не кори, говори!
Говори, что когда-то любила…

1996

***

Джону Китсу

Молитвенник стихов возьму я в руки –
Хрупких, нежных, оторванных от почвы,
Рожденных ветром – безмятежных!
Которые наполнят чашу снов, и позовут…
Стирая грани вечных… Вещих…
Взывая песней бесконечной,
Тянущейся из глубины веков.

1996

***

Настоящим – в будущее…

Предначертаньями усыпанные перлы,
Рассыпанные по миру, кругом…
Натягивая тетиву, как нервы,
Выстреливает дух немую боль.

И аккуратно, в безголосом Нечто,
Раскрыв тяжелой надписи печаль,
Уходят наши души бесконечно,
Крылатым словом увенчав
Загадочность… Непонятость познанья,
Которое прийдется постигать
Сквозь уровни – извергнув в подсознаньи,
Сорвав запретную печать.

1996

***

На холме бесподобной планеты,
Посреди сладкозвучных миров,
В переливах грядущих рассветов,
В бесконечной гирлянде цветов,

Помнишь? Двое всего оставалось –
Нас. Проститься пора бы, да жаль…
Сердце к сердцу стремилось, прижалось,
Оставляя разлуке печаль.

Мы молчали, не слыша приказа,
Так любя – не разжать, не разнять.
И молчал затаившийся разум,
Не стремясь утешать, объяснять…

Одному – предначертано свыше,
Строить МИР – жизнь зачать, созидать.
А другому – в часы полнолунья,
Плакать словом, стихами дышать. –

Но, когда век придёт к завершенью,
Ты вернёшься как прежде за мной…
И, как прежде, на чудной планете
Мы воскреснем, а с нами – ЛЮБОВЬ.

Мы опять обретём свои крылья,
И не станем друг друга терять,
И укроемся вмиг от бессилья,
И развеем трагедий печать…

Мы закружимся в вольном просторе
Из мерцаний салютов и грёз,
Воплощая незримое море
Новых жизней, стремлений и звёзд.

1997

***

Трепетная (песня)

Звучало пенье трепетно-зеленых,
Волнующих до всхлипа голосов.
Там оказался крохотный, рожденный
Мой Некто – в радуге миров.

Сливались скрипки, струнною капелью
Мелодия – в распахнутую дверь.
И в этот миг, в углу тихонько скрипнув,
Смычок любил свою виолончель.

Мы были там… Ты помнишь? Это с нами
Записывался сказочный сюжет.
А небо, натянувшись парусами,
Венчало нас, отдав святой обет.

Триумфом наполнялись гимны,
Воздушных праздников удел,
Так вдохновенно и невинно,
Пересекая запредел…

1997

***

В маленькой хижине мерно колышется
Тёплый и верный, родной огонёк.
Сердце на ветке соловушкой дышится,
Сердце стремится к тебе на порог.

Между безвременьем, между пространствами
Ты лучезарный оставила шлейф,
Чтобы по ветру, цветочному запаху
Эльф отыскал изумрудную дверь…

Феею доброю, это так дорого,
Быть возле облака, быть в нём одним…
И даже пальчиком, краешком полога
Не повредить нежной песни мотив.

Верны пророчества, это так здорово
Быть нарисованной чьей-то рукой.
В ангельском действии нам уготовано
В нашей Вселенной создать МИР ИНОЙ.

В маленькой хижине грезит задумчиво,
Сказку баюкая, жмурит глаза
Радужный шарик, пушистое солнышко –
Соединяет осколки ДУША.

1997

***

Песенка

Здесь сложиться песенке лазурной,
Что забьётся ласточкою верной
В той пещере счастливо-подлунной,
В гнездышке безвременном, безмерно.

Разродиться ей, мечте мечтательной,
Раскружившись в образе задумчивом,
Распушившись перышком Создателя,
Полететь, ответно улыбнувшись.

Окунуться в Солнышко любимое
За чертою – вещею отметинкой,
Крылышком смахнув слезу-слезинушку,
И завиться нежной, доброй песенкой.

1997
(Италия. Озеро Комо. Город Молтрасио.)

***

Соловью
Певцу и поэту посвящаю

Ты пой, мой сладкий, нежный соловей,
Буди моё воображенье!
Пусть светлым помыслом твоим
Развеется зловещее виденье…

Дай насладиться, милое созданье,
Моей мечтой – благоуханьем Бытия,
Дай растерзать себя, отдав признанью,
За песнь твою, за радость дня!

Учи, Родной, веди крылатой трелью,
Мелодией пространства, глубины,
Отдай себя, сгорев у цели,
Рассыпав трели – Сказки-Лепестки.

В своих ладонях я укрою нежность,
И трепетность космической любви.
Ты пой, мой сладкий, безмятежность
Охватит Мир, пульсируя в крови.

1996

***

Я просто – Эльф.
Я отдаюсь тебе…
Невидимый – Невидимой Стране…
Произрастая где-то вне…
И вместе с тем, так близко,
Утопая… Себя незримо находя и вновь теряя,
В тебе – моя мечта, моё виденье,
Фантазия воображенья…
Или крылатый призрак,
Ангел во плоти…
Невидимая радость отраженья –
Всё ты…

1996

***

Никому
Фернандо Пессоа

Я согласна с тобою, созвучна,
Мой Никто, мой Не Я…
Изумившись от собственной малости,
Оставляя на этой Земле,
Только листьев исписанных в шалости
Для Никто, для Всегда, для Везде!

1996

***

В глубинах потаенных сезон дождей струит.
Танцуй под ним, мой Ангел восхищенный,
Танцуй под ним…
Босыми ножками касаясь суеты,
Безропотно, без грусти, без предела…
Лови ручонками струю, дарящую тебе так смело. –
Незримый длит во мне сезон дождей.
К нему привыкнуть скоро – эко дело!
Теперь навек вращаться в паре с ним,
А между – танец – Ангел-беспредела…

1996

***

Играй, играй, моя дриада!
На струнах пламенных бессмертья!
На струнах, что подарит Дух,
Несущий Мира постоянство,
Дивящий совершенством слух.

Рукою призрачною счастья
Коснешься вновь ствола дерев.
И возлетишь от дней ненастья,
Всё нужное успеть, успев.

Играй, играй, дриада-шалость –
Лесных утех затейница!
Загадками развей усталость.
Всё в Свете переменится.

1996

***

Тихий гимн лепестков,
сомкнувшихся над головою,

Незримых, засеянных слов
произрастает со мною…

Я не хочу скрывать
подлинных черт, реальных.

Я буду снова летать! –
Возвратясь к изначалью.

Эльфы страны неземной,
милые братья! Отныне

Вам посвящаю себя!
Вам, да открою имя!

Милый рассвет, дорогой,
где ты встречаешь надежды?

Знаю, я встречусь с тобой.
Всё будет так, всё, как прежде…

1996

***

Новое Рождение  (песня)

Рожденья НОВОГО мечта
Так высоко лететь хотела.
Не испугалась – высота,
Все цепи – прочь! И за пределы.

Рожденья полная Луна,
Ища единства, петь хотела.
На вещий зов, ответный зов –
Метаньями чертила небо.

А с неба – прямо в океан,
На дно глубин, сокрытых глазу.
Ажурной ракушкою там…
Заслушаться… Ундин рассказы…

Потом опять – кометой ввысь,
И с ветром, вольно над Землёю,
Упившись счастия из брызг,
Разбрызгав счастие росою!

И так – росинкой безымянной
Сверкать на листике живом.
Восторгом стать, желанным глазу,
Желанным, безупречным сном.

1996

***

Мудрец и вещий пилигрим –
Всевидящие сущие. Как знаки
Свой свиток через вечность донесли,
Где заповеди скрыты в полумраке…
Внеся приходом изменений ход,
И белый лист для нового зачатья –
Дрожит… Что ожидает он?
Рожденье тайное? Распятье?

Прислушиваясь к шёпоту морей,
Мудрец-учитель ракушку подъемлет,
И тихо в отблеске свечей
Своей природе философски внемлет…

А пилигрим, с улыбкой благонравной,
Да посохом отмерит сотни вёрст,
Во времени скитаясь беспрестанно,
Не задавая ИСТИНЕ вопрос. –

В его руке вращаться будет мирно
Той сферы, созданной из грёз,
Прозрачность, жгучих нестерпимо,
Фантазий иллюзорный мост.

1996

***

Когда встречались два цветка,
Дрожала нежность лепестка,
И сострадание ища,
Взывала сущность, трепеща…

И вдохновенный, тайный миг,
Объемля стебелька родник,
Качнул столь тонкую струну
Росою прямо в глубину…

Где каплями – слеза в ручей,
Где хор миров – ВСЕЛЕННОЙ ВСЕЙ…

1996

***

Лети (песня)

Лети, прозрачное созданье.
В спокойной неге – колыбель.
Отпустит мир твои страданья,
Взовьётся нежной музой трель.

Лети к лесам своим, дубравам,
К пушистой радости своей…
На мягкий мох, к душистым травам
Возляжет призрачная тень.

И всех сильфид, дриад забавы
Потешат пусть твой светлый день,
А к ночи, в дыме фимиама,
Родится песня дивных фей.

Внимай, прозрачное созданье,
Порхающий, лазурный эльф,
Тебе откроет Мир признанье,
Взовьётся нежной музой трель.

1996

***

Неужто и впрямь становиться пыльцою нам надо,
Чтоб навек единенье с цветком обрести?
Или эльфом крылатым, прозрачным, порхающим нежно…
Или птицей…
Лишь с телом расставшись, во сне или жизни,
Полета блаженство изведать…

1996

***

Терпкий запах осени,
Как успокоение.
В мире обетованном –
Миром наслаждение.

От листвы хрустящей
К новому рождению,
В облаке парящем,
Полном восхищения.

В бесконечной радости
Лепестки объемлют
Негу Божьей сладости
Неги сокровенной.

От эфира нежного
Светел лик Вселенной.
Терпкий запах осени,
Оградит от скверны.

1996

***

А осень все-таки дышала,
Напоминая о себе.
Ты ей историю шептала,
Она – рябиной по траве…

Как мы, в стремлении постигнуть,
Друг к другу ветви распахнув,
Дивясь желанию достигнуть,
Листвою тихо шевельнув,
Обнялись – всей природе внемля:
Ладонь – в листок, спина – к стволу…
И замерли, с добром приемля,
Божественных щедрот красу.

1996

***

Единорог

Он здесь – мифический герой,
Твой зверь, пришедший из легенды.
Своею непорочною судьбой
Он обозначил ход часов Вселенной.

Он здесь – в сиянии светил
И девственной гряды перворождений.
Как грациозен, как восторжен, мил
Бериллов взор – застенчивости гений…

Веди его, нрав дикий укроти,
В дубравах вешних убаюкай песней.
Люби его, и приложи к груди
Свою звезду. Ты знаешь, он нездешний…

Ведь только ты волшебностью своей,
Своею нежностью и преданностью сердца
Его от духов зла убережёшь.
И будет он, и будет всё чудесно.

1996

***

Роса и Ангел

Если тихо выйти на рассвете,
Приглядевшись к листикам травы,
То почувствуешь, как нежно дремлет ветер
Подле ликов рассверкавшейся росы.

Как захочется неслышно, незаметно
Тронуть миг, и в сердце заглянув,
Для тебя забрезжится ответно
Капелька природная, скользнув.

Эка радость! Эко счастье! С Миром
Дар столь сокровенный разделить.
Ведь не чудится, скользя по лирам,
Ангел трепетно к щеке моей прильнул.

Так его порханье ощутимо,
Как весенней неги торжество.
Он ответствовал: «Вот – музыка,
Вот лира, а ещё – любви твоей тепло».

Та росинка, жемчугом в ладони
Путь укажет. Милое дитя,
Береги её, а я укрою
Сказку эту, в лепестки уйдя…

1996

***

О, ты! Божественный Ночник –
Светильник неба упоенный,
Так неопознанно возник
В небесной сфере, вдохновленный.

Крылатый огнь! Родитель мой!
Создавший Всё и Создающий,
Пришелец Вечности былой,
Исходной Лиры зов – зовущий.

Войди скорее в мой очаг,
Отринь никчемные стенанья,
Венцом чудесным увенчав,
Чудесным стань, моё созданье!

Завесу сбросив, воплощая
Духовной силы созиданье.
Сомненья нет! Во мне живая! –
ЛЮБОВЬ ТВОЯ,
О, МИРОЗДАНЬЕ!

1996

***

Постигающим тайну полёта

Лишь тем знакома благодать,
Кто мог, преодолев барьер – летать.
Кто мог, отдав тепло своё – мечтать.
Тем самым жертву Силе Жизни передать.

Тебе хочу я, милый друг, сказать,
Что Сила Жизни в нас – Завет Летать.
Орёл в тебе заснул, и спит во мне.
Буди его, ему пора вставать!

Пусть лебедь белый птицей остаётся…
И человек взлетит, поверь – ОНО ВЕРНЁТСЯ…

1996

***

Тебе – не духам, не богам
Дано так много за короткий промежуток:
Обнять, почувствовать, вдохнуть, прижать к губам
Великой Жизни Торжество – Минуту.

Понять, увериться – Я Есть! Я Существую!
Люблю, любуясь каждым лепестком.
Шепчу стихи, ныряю вглубь, волнуюсь,
Тянусь, расту, питаюсь корешком.

Летать? Лечу! И это всё награда
Тебе, Чудесный человек!
Просить? Зачем… Нам большего не надо.
Уже награда – воздух на Земле!

1996

***

Три песни

Триада знаний музой прозвучала,
В душе арфиста слог древнейший стих.
Три песни – Бытия зерцало.
Филида голос глубины достиг.

Песнь первая – рвала печально струны,
Рыданьем женским полнилась Земля.
Вторая – радостно и шумно
Резвилась – светлое дитя.

Песнь третья – сном укрыла вежды,
И дрёмой ласковой баюкала сердца.
Чисты взвивались думы и надежды.
Триада знаний славила ТВОРЦА!

1996

***

Хрустальная…

Хрустальный колокольчик,
Небесный перезвон.
И слёточком образчик
Отпущен в листья… Сон…

Звени, звени, отрада,
Благодарю Приход…
Тобою сердце радо,
Тебе всегда – восход.

Загадочно-прозрачный,
Задышим, заживем!
Закружимся от счастья,
Залюбим, запоём!

Пыльца (волшебно) света
Осыплет влагу глаз…
Искрящейся улыбкой
Украсим звёздный час.

1997

***

На прозрачных
на ступенях,
Ты склонившись
на коленях,
В белоснежные одежды
облачен.

Ты прекрасен и печален…
Блик свечи из почивален,
Заплясал на небосводе,
заключён.

Прикоснулся к изголовью,
Что приникло так, с любовью
К лунности
сияющей груди.

И качнувшись за ветрами,
Мы уже не знали сами,
Что покой свой долгожданный
обрели.

Расплываясь во свеченьи,
Забывая о теченьи…
Голосом рисуя тени
до Земли…

Мы заветными крылами
Трепетно оберегали,
Поэтическую сагу
о Любви.

1996

***

Он вернулся. Ангел (песня)

Слышу, слышу крылья – ближе,
Раскружились надо мной.
След во времени опознан.
Он вернулся – Ангел Мой.

Заглянуть в его озёра
Голубых раздумий глаз…
И запомнить, – верно, скоро
Дом заветный встретит нас.

Лепесток прозрачный сорван.
Распишу узором час
Изумительным… Повтора
Не случится в этот раз.

Обхватили пухом крылья,
Обернули, понесли…
Из далёкой этой были,
От Возлюбленной Земли.

Слышу, слышу крылья – ближе,
Раскружились надо мной.
След во времени опознан.
Он вернулся – Ангел Мой.

1996

***

Лесная история

Древо дуба мне вздыхало…
Духом леса открывало
Слог истории былинной
От прозрачности старинной…

Прижимая к ветру ветви,
Лепестком дрожа в ночи,
Белоснежная дриада
Грела песню у свечи…

У корней, приникнув грустно,
Эльф склонился… Дух играл…
Светоносные надежды
Так искусно возрождал.

Он томился, весь в печали.
Для дриады, для одной
Переливчато звучали
Трели флейты неземной.

А дриада слёзы-росы
Для поэта берегла,
Что подчас ей гладил косы,
Пробуждая ото сна.

Приходя сюда украдкой,
На спину ложился в мох,
Приближая свод небесный,
Только здесь дышать он мог.

И не знал, глупыш наивный,
Ведь, блаженный! Что за суть…
Тех, кто слезы льет незримо,
Лирою пронзенных в грудь…

Дух, по-прежнему, стеная,
Ждет дриада новый стих…
А у ног её, вздыхая,
Изумрудный эльф притих…
…………………………
…………………………
Фея бабочкой вспорхнула,
Растворилась в синеве.
След истории, пыльцою,
Распушился по траве…

1996

***

Измененная тонкость
берилловых граней…
В чуть заметном разрезе
колеблется гладь…
Зарису й, если сможешь,
её очертанье…
Пузырьками Вселенных –
прозревших летать.
Ты возьми, увлечённая
радостью мига,
Лучик радужный света –
Единого рук.
В суть творенья проникнув,
Возвышенно лира
О космическом Нечто поведает вдруг.
И касаясь разрезом
Хрупких кристаллов,
Совершая обряд…
Поднимая мечи
Над звездами небес – Земли покрывалом,
Отдаваясь салютом в бескрайней ночи.

1996

***

Стайка
улетающих
одуванчиков…
Стайка
раскрывшихся
бабочек…
Неслышно
оттолкнувшись
кончиками
пальчиков,
каждый
от своей
травинки…
Радостно
закружилась
в звездном танце
несказанно
миротворящей
гармонии.
Я был одним из этой стайки…
То ли
эльфом,
то ли одуванчиком,
а может быть
и чудотворящим Малышом
с наивными глазами
и любящим сердцем.

P.S. Попробуй – одним из теплых снов – полететь
вместе с одуванчиками… Да так, чтобы ветер не успел
сорвать с твоей головушки ни одного парашютика…

1997

***

Ветру

Ветру, ветру навстречу
Руки, и грудь, и лицо.
Видимо, небом отмечен,
Видимо, сверху заметил,
Бог ожиданье моё.

Ветром в размахе закружен
Над сердцевиной Земли,
Лунной тропинкой разбужен,
В путь позовут корабли.

Встретят, осыпав пыльцою,
Звездных безмерных дорог,
И увлекут за собою
Песней, так званых, миров.

Ветер принес эти звуки,
Бережно в душу вложил,
И попросил убаюкать,
И светлячка подарил.

Июнь 1998

***

Нежно, нежно шепчут волны,
Поцелуями лаская – берег,
Вечным счастьем полный,
В раковинах глубь морская.

Бирюзовыми глазами видит сердце,
Слышит звёзды…
Зачарованно внимая
Голосам дельфиньей грёзы.

Танец, к танцу приближая,
Грациозно ловят позы,
Слух журчаньем ублажая,
Наделяя всё возможным.

Радуйся, душа родная
Крику славного созданья!
Отпуская, отпускаю
Окрылённое сознанье.

1998

***

Душа

Где-то, в области грудной клетки, между сердцем и дыханьем притаилось некое замысловатое существо. Мы, люди, привыкли называть его Душа. Почему бы и нет? С другой стороны, почему – да? Никак не иначе. Именно – душа.

Живое… Малышка или малыш? Порой этаких малышей накапливается целое полчище. Живут себе в нас… Несут свои собственные имена-коды, неизвестные никому. Тех, прошлых, живших ранее, проникнувших… Получая временное пристанище в наших телах… Какая прелесть! Наше тело всего лишь футляр, жилой дом, станция для каких-то невидимых малышей – переселенцев во времени. Мы, оказывается, есть разумный транспорт-носитель, и ко всему прочему, способный размножаться! Как это ни смешно, но мы размножаем этих самых малюток. Размножаем «домики», «квартирки» – для вновь прибывших переселенцев – Душ.
Весело……………………………………………………………………………………………

Они – в нас. Мы с ними. Так и живем: горюем за десятерых, радуемся за целую сотню.
Шутки шутками, но какая она, эта самая Душа? Как выглядит? Какой у нее вкус, цвет, запах?
Мне кажется, моя пахнет лесом, утренней росинкой, свежестью дождя, душистым ароматом многоликой флоры. Это мой запах. Запахи моего «зверька»… Он, ведь, маленький крылатый. С цветка на цветок, с цветка на цветок. Летун-светлячок. Звенит бубенчиками-колокольчиками. И дышит, дышит, дышит – питаясь запахами………………
Я его очень люблю – божественное создание… как ребенок.
Погладить ласково – заурчит в ответ. Доброта. Ведь раньше дичился, боялся Мира. Казался ему чужим, далеким. Звал, звал домой, просил забрать к звездам. Мой маленький принц, еще один заблудившийся. Теперь, тридцать с хвостиком будет союзу… А главное, я понял – мне без него никак. Без моего лучистого, без моего прозрачного – без Души.

26.10.98

***

Когда уходит весна,
Поют счастливые ветры…
Души твоей свобода
Садится птицей на крышу,
И шепчет, и шепчет
чуть слышно

Разлуке прощанье…………………

Я слышу, я слышу, я слышу,
Порхает возвышенно тайна.
Легки, безупречны мотивы,
Сбываются наши мечтанья.
И холод
уходит…

Сентябрь 1998

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *